Aliana_sakura

70-е годы XX века. Лос-Анджелес. Сказка для маленьких деток обрела плоть. Двое молодых, свободных и одарённых "необычными талантами" встретились в небе над городом. Между ними прошла искра и разгорелась любовь. Но так ли всё однозначно? Жизнь не сказка и она порой вносить свои коррективы в идеальный образ.

Всё началось в самолёте, летевшем рейсом Париж – Лос-Анджелес. Поссорившись с отцом, он отправился подальше от этого старика, считавшего, что он даже имеет право вмешиваться в его дела, только по какому-то родительскому праву. Эдгар раздражённо купил билет и уже через час был на борту.
Там он и встретил свою Лили. Обычная девушка среднего роста с обычным лицом, она поражала своей аурой радости и неудержимого счастья. Лили постоянно улыбалась, демонстрируя при этом ряд некрупных зубов, казавшихся абсолютно белыми на фоне смуглой кожи. Эта улыбка преображала всё её невыразительное лицо, делая его милым, и располагала к ответной улыбке.
Они сидели в соседних креслах. Весь полёт Лили развлекала его шутками и забавными историями из своей жизни. Она была дочерью учителя музыки. Мама умерла, когда бедняжке исполнилось пять. Но не только весёлый нрав привлёк его. Как только Эдгар дотронулся до её узкой ладони в карикатурной попытке поцеловать, то тут же почувствовал магию, текущую по её венам; а золотой свет, прошедший по краям радужки, только подтвердил очевидное.
- Давно практикуете? – обошёлся без лишнего словоблудия Эдгар.
- Не очень. Сейчас вот магию любви изучаю, только что-то не получается. Может поможете? – прикусив нижнюю губу, наигранно растерянным голосом попросила Лили. Каждый из них знал, чем закончится эта помощь, но продолжал играть свою роль.
- Конечно, я всё вам объясню, - медово-сладким голосом заверил он её, не опуская глаз, в которых уже плескалась страсть. Без преувеличения можно было сказать, что он хотел её сильнее, чем кого-либо ранее. - Ведь любовь - это так просто!
- Я говорила не о любви, а о магии, - Лили на миг прикрыла глаза и из них исчез весь магический свет.
Она приблизилась к нему, по мнению старикашек, непозволительно близко и зашептала, обдавая ушную раковину жарким дыханием:
- Приходи вечером, часов в восемь. На Улица Кента, отель “Добрый человек”. Номер 13. Девушка игриво лизнула мочку его уха и поспешила к выходу. А Эдгар в это время стоял и думал, что у неё неплохая фигура.
Весь день он провёл, шатаясь по городу, встречаясь со старыми знакомыми и тратя отцовские деньги. Вечер подошёл незаметно. В восемь пятнадцать Эдгар вошёл в холл отеля. Это было милое, уютное гнёздышко для тех, кому за пятьдесят. Осмотрев насмешливым взглядом небольшое помещение с колоннами, тонкими занавесками на окнах и узкой стойкой администратора, он поспешил подняться на второй этаж.
- Мистер, вы куда? – перегородил ему дорогу портье. Этот пышный, розовощёкий парень напомнил Эдгару хрюшку, которую его семья зарезала на прошлые праздники. В его глазах вспыхнули алые искры. Лицо стоявшего напротив приняло отрешённо-задумчивый вид. Эдгар спокойно обошёл его и постучал в нужную дверь. После некоторого ожидания ему, наконец, открыли. На пороге стояла Лили. Она была одета в полупрозрачную блузу, ничуть не скрывавшую очертаний её упругих форм, и короткую юбку, подчёркивавшую стройность ног. Эдгар облизнулся. Наверное, не сложно будет догадаться, чем закончился вечер, поэтому я опущу подробности, которые могли бы смутить кого-то из читателей. Скажу лишь, что на следующее утро они проснулись в одной кровати. По номеру всё ещё витал запах поистине животной страсти. Эдгар смотрел на спящую девушку и уже начинал закипать. Его рука, на которой покоилась её голова, порядком затекла. Он попытался вытащить пострадавшую конечность, но добился только того, что Лили вцепилась в него мёртвой хваткой и продолжила дрыхнуть. Эдгар скривился и резко выдернул руку.
- Мда, ты у нас, оказывается, не только горячий любовник, но ещё и галантный кавалер, - со смехом и без какого-либо намёка на сон пропела Лили. Она легко поднялась на ноги и, не смущаясь своей наготы, прошла к круглому столу, стоявшему напротив кровати. Девушка спокойно налила себе воды и принялась с жадностью пить. Маленькая струйка быстро стекла с уголка рта по шее и ниже. Эдгар следил за ней и не мог отвести взгляда. Он понимал, что глупо вестись на подобные уловки, но в этой девушке было что-то невидимое, но невероятно притягательное.
Уже через мгновение они неистово целовались. Остановились, когда кончился воздух.
- Ты останешься на завтрак или тебе окошко открыть? – спросила Лили, задыхаясь и не переставая при этом улыбаться.
- Ну, зачем же окошко? Я и по земле с удовольствием пройдусь, но сначала позавтракаю и может даже пообедаю.
Лили рассмеялась и пошла заказывать еду в номер, а Эдгар принялся разыскивать свою одежду. Когда он, уже полностью одетый, сел на один из двух стульев, в дверь постучали, и в комнату вошёл вчерашний портье. Бледный, растрёпанный, с трясущимися руками, он, по мнению Эдгара, представлял собой по-настоящему жалкое зрелище.
Быстро накрыв на стол, он вышел вон, даже не посмотрев ни на кого из находившихся в комнате.
- Что ты сделал с Грегом? – спросила Лили, сев напротив Эдгара.
- О чём ты говоришь?
- Я чувствую магию, исходящую от него, - нахмурившись, предупредила девушка.
- Он попытался встать между нами, вот я и наказал его, - пожал плечами Эдгар.
Лили рассмеялась. Очевидно, что это заявление её немало развеселило, а ещё очень польстило, и на щеках её выступил румянец. Эдгар спокойно приступил к еде.
- Что будем делать? – через какое-то время, уже успокоившись, подала голос Лили.
- Пойдём на пляж, а вечером в кино, - решил парень, не отрываясь от кофе, которое в этой гостинице было на удивление вкусным, отнюдь не походившим на мочу, как в большинстве подобных мест.
После завтрака они в хорошем настроении отправились на пляж. Со стороны они смотрелись довольно странно: красавец лев и маленькая болонка. Но Эдгар и Лили не обращали ни на кого внимания. Их интересовали только они сами. Парочка купалась в тёплом море и загорала под жарким солнцем.
В кино они заняли последний ряд, и на протяжении всего сеанса занимались очень-очень интересными вещами.
Довольные и счастливые они возвращались в “Доброго человека” через ночной сквер. Здесь было тихо и спокойно. Дорожки освещались фонарями, но они не спасали от множества тёмных уголков.
- У меня болят ноги. Давай присядем, - тихо попросила Лили, обнимая и прижимаясь к Эдгару.
- Ладно, пошли, - резко свернув с забетонированной дорожки и пройдя сквозь высокую траву, он сел на большой камень под раскидистым деревом, а Лили посадил себе на колени. Девушка опустила голову ему на плечо и счастливо улыбнулась.
- Я люблю тебя, - тихо призналась она.
- Я тоже, - ответил он.
Лили подняла глаза к небу, где сквозь ветви деревьев на них с улыбками смотрели звёзды.
- Слушай, а сделай что-нибудь романтичное, - попросила девушка.
Эдгар улыбнулся и спокойно щёлкнул пальцами. На дереве резко начали желтеть, а затем опадать листья. Они летели вниз, кажется, позабыв, что подобное в середине лета просто не положено. Ветер подхватил их и бросил прямо на шею удивленной девушке. Уже через несколько мгновений там появилось массивное золотое ожерелье. Она ощупала его руками, а затем поспешила достать из сумочки зеркало.
- Боже! Оно прекрасно, - шокировано произнесла Лили, осматривая множество сплетённых между собой золотых листьев, а затем, подмигнув наблюдавшему за ней Эдгару, поцеловала своего возлюбленного.
В отель, который с этого дня стал их любовным гнёздышком, они вернулись ещё более счастливыми и, казалось, что так будет всегда.
Через неделю, возвращаясь с пляжа, они заметили, что на ресепшене вместо пухлого Грега стоит высокая женщина в простом чёрном платье. Её седеющие волосы были собраны в тугой хвост, а покрытое морщинами лицо выражало тихую скорбь.
- Здравствуйте! Как ваши дела, мисс Ридер? – это была владелица гостиницы, которая уже пять лет, как отошла от дел, и планировала оставить гостиницу после своей смерти любимому племяннику Грегу.
- Всё в порядке, дорогая, - ответила она, но голос её звучал так убито, что в это не поверил бы никто.
- Что-то случилось? – продолжила настаивать Лили.
- Грег умер, - голос хозяйки сел от долгих рыданий, поэтому парочке пришлось наклониться, чтобы расслышать её слова. - Засох всего за неделю. Ну, почему?
Хозяйка гостиницы снова начала плакать.
Лили повернулась к Эдгару. В её взгляде попеременно промелькнули растерянность, осознание, неверие, злость. Девушка схватила его за руку и буквально потащила в номер.
- Зачем ты наложил на него Сушилку? – зашипела Лили, стоило только двери закрыться. Зелёные глаза сверкали как у кошки. Волосы встали дыбом, придавая ещё большее сходство с рассерженной зверюгой.
- Я просто хотел помочь ему немного похудеть, - рассмеялся Эдгар, не восприняв всерьёз эту демонстрацию гнева.
- Мне не до шуток! – лицо девушки покраснело. Черты исказились.
- Не кричи на меня! – голос Эдгара резко изменился. В нём уже не было ни доли шутки, зато легко читалась угроза.
Они молча сверлили друг друга разгневанными взглядами. Наконец, Лили выдохнула и заговорила уже более спокойно:
- Прости. Просто я беспокоюсь. Если кто-то узнает, тебя могут убить!
- И как же этот кто-то узнает? Я лично никому рассказывать не собираюсь! – раздражённо огрызнулся Эдгар, но в душе уже зашевелился какой-то червячок страха. У колдунов никогда не было особой иерархии. Твоё положение зависело от твоей силы, и это был плюс. А минус в том, что если ты столкнёшься с более сильным, то никто тебя не защитит, никто не поможет. Хотя кому какое дело до этого толстого поросёнка?
- Я тоже никому не скажу, - тихо произнесла Лили, обняв его и прижавшись всем телом.
- Вот и умница, - усмехнулся Эдгар, обняв её в ответ. - Ну, что, пошли в кафе?
- Да, - улыбнулась девушка, но потом снова стала серьёзной. - Только пообещай, что в следующий раз посоветуешься со мной!
- Может мне ещё разрешение у тебя спросить? – снова ощетинился Эдгар.
- Не надо разрешения, я просто боюсь за тебя!
- Не надо за меня бояться! Бойся за себя лучше! – его трясло. Лицо скривилось. В глазах сверкали алые искры. Эта девушка, которая ещё полчаса назад казалась такой милой, теперь бесила. Хотелось убить её, как того хряка. Он поднял руки, и из ладоней вырвался вихрь чёрного пламени.
Лили упала на пол, словно кукла, с которой поиграли, сломали и выкинули. Упругие мышцы под мягкой, но слегка шероховатой кожей начало сводить судорогой. Накрашенные губки беспомощно открывались, но изо рта не вырывалось ни звука. Эдгар смотрел на неё спокойно и ждал конца.
Тут в дверь постучали. Время, замершее до этого, понеслось с невероятной скоростью. На пороге появилась хозяйка. Он еле успел убрать пламя. Поднос с завтраком разбился об пол. Женщина вызвала скорую. Лили увезли. Эдгар остался. Он носился по комнате. Он не был уверен, что её спасут. Но если… если... Страх схватил его за горло. Она уже не будет молчать! Ему надо исчезнуть! Или ей? Или ему? Он решился и бросился к своему всего на треть распакованному чемодану.
В больницу Эдгар пришёл ближе к полудню. Он намеревался только сказать ей «прощай», и в качестве последнего подарка принёс букет белых лилий. Девушка уже пришла в себя, но всё ещё была бледна и слаба.
- Ой, какие красивые цветочки! – слабо улыбнулась она, попытавшись приподняться к нему на встречу, но снова опустилась на подушку. Складывалось ощущение, словно это не он пытался убить её сегодня утром.
- Они похожи на тебя - такие же чистые и невинные, - он улыбнулся в ответ. Медсестра поставила цветы в вазу, принесла лекарство и оставила их наедине.
- Я боялась, что ты не придёшь, - после некоторого молчания сообщила Лили.
- Я уезжаю, и не смог не зайти к тебе, - присев на кушетку с хмурым видом, произнёс Эдгар. Девушка от этих слов побледнела ещё больше, хотя это казалось невозможным.
- П… почему? – она вцепилась в него, словно надеялась удержать таким способом.
- Ты ведь понимаешь, что чёрное пламя убило бы тебя?! – то ли спрашивал, то ли утверждал Эдгар. - Я не могу с этим смириться! Я монстр! Я должен уйти!
Он поднялся и направился к выходу.
- Подожди! – окликнула его Лили. – Прежде, чем ты уйдёшь, я бы тоже хотела кое-что сказать.
Эдгар повернулся и внимательно посмотрел на неё.
- Знаешь, - тихо начала она. - До того, как я тебя встретила, я думала, что деньги - это самое важное в жизни. Я приехала сюда, чтобы подороже себя продать, - щёки её покраснели. – Мне казалось, что с деньгами… то есть, если у меня будут деньги, то я смогу быть счастлива. «Любовь проходит, - говорила я себе. - А деньги, дома, машины, наряды остаются». Но ты изменил меня. С тобой я поняла, что с милым рай действительно может быть и в шалаше. Прости, если не оправдала твоих ожиданий!
- Прощаю, куда же я денусь, - Эдгар подошёл к ней и осторожно дотронулся до её губ. Это был нежный, но полный горечи поцелуй. Они оба понимали, что, наверное, больше не увидятся.
Даже белые лилии словно заплакали, глядя на них. Одинокая слеза скатилась по одному из бутонов и упала в стакан. В воде расцвёл грустный чёрный цветок.
- И ещё… - Лили разорвала поцелуй. - Можно я оставлю то ожерелье себе?
Эдгар посмотрел на неё в недоумении, не понимая, о чём идёт речь.
- Ну, то… золотое, которое ты мне в парке подарил, - внимательно посмотрев на него, напомнила девушка.
- Это же подарок, а подарки, как известно, назад не забирают, - кивнул парень и вышел вон. Лишь краем глаза он успел заметить, как Лили вся засветилась от радости, а затем, что-то вспомнив, потянулась к тумбочке с лекарством. Постояв пару минут у дверей палаты, он услышал, как завизжали приборы, увидел, как забегали врачи, но он знал - её не спасти. Теперь уже точно.
Из больницы Эдгар вышел опустошённый, но довольный. Он, наконец, избавился от того груза, что давил на него с самого утра. Избавился и не жалел. Эта встреча в больнице открыла ему правду. Он впервые взглянул на Лили со стороны и понял, какая она на самом деле жадная, глупая и продажная. Она была ему не пара.
Подмигнув проходившей мимо девушке, Эдгар поймал машину и отправился в тот свинарник, именовавшийся “Отель “Добрый человек”, чтобы забрать свои вещи и перевезти в более солидное место.
Войдя в номер, Эдгар направился к своим вещам и аккуратно вернул маленький флакончик из синего стекла на положенное ему место. Может, ещё когда-нибудь пригодится. В этот момент дверь за его спиной захлопнулась, и магия заструилась по стенам, пронизывая их как сотни вен и мелких артерий. Она горела огнём, обжигала. Злая, стремящаяся убивать.
- Мразь! Выродок! Я знаю, что ты сделал, - Эдгар с трудом, но узнал голос, раздавшийся из-за двери. Хозяйка гостиницы. – За смерть моего племянника вы оба ответите по закону!
- По какому закону? – в его крике был слышен страх. Эдгар попытался разбить наложенное по контуру комнаты заклятье. Ничего не получилось.
- По моему закону!
Он бил и бил, пока не кончились силы. Тогда Эдгар просто упал на кровать и прикрыл лицо руками.
Так прошло сорок лет. Здесь уже давно нет постояльцев. С потолка сыпется штукатурка. В полу зияют дыры. Хозяйка из вредности, а может и от глупости, перед смертью продала свой отель какой-то строительной компании, а та даже не стала пытаться сделать хотя бы мизерный ремонт здания. Вместо этого они стали использовать его как склад. Повсюду валяются доски, банки с краской и лаком. Пустым остался только один номер на втором этаже.
Только теперь, спустя столько времени, он понимает, что закон той ведьмы был невообразимо жесток. Она заперла его здесь, а не убила. Каждый день на столике появляется еда. Когда изнашивается старая одежда, в шкафу возникает новая. И всё это время он только смотрит в окно. Вокруг лишь сводящая с ума тишина. Раньше он верил, что его будут искать, но этого не произошло. Он пытался выпить яд, но тот растаял как туман.
На стене восемь раз ударяют часы. Он не хочет этого, но всё равно встаёт и идёт к окну. Там светит одинокий фонарь. С последним ударом он гаснет всего на миг, а когда зажигается вновь, под ним появляется тень. Он знает, кто это. Он чувствует, что это она. Она делает шаг. Ещё один. Ещё. Она заходит внутрь. Лестница скрепит. Скрип. Скрип. Скрип. Только настольная лампа горит в комнате. Он вжимается в стену. И также, как и в прошлую ночь, со страхом смотрит на дверь. Ему всё чудится, что ещё мгновение и она откроется. Но ничего не происходит. Лишь холодный ветер прорывается сквозь щели.
- Отдай мне! Отдай! – тихо шепчет она. Он поворачивает голову в сторону своего стола. Там лежит золотое ожерелье. Он хочет его отдать, но не может подойти к двери. И снова она ждёт до утра.